Нам 10 лет


Главный принцип – бескомпромиссность

Интервью Дмитрия Веселова, и.о. руководителя Сибирского управления Ростехнадзора


Кемеровскую область, где сосредоточено 35 процентов разрезов и 76 процентов шахт от общего количества по стране, а число обогатительных фабрик приблизилось к 50, по праву можно считать самой угольной в России.

Все шахты Кемеровской области оцениваются как самые трудные по метанообильности и газовой опасности, а треть из них — сверхкатегорийны, режим работы на них относится к разряду специальных. Стоит ли говорить, что вопросы промышленной безопасности здесь актуальны во все времена.

Наш собеседник — исполняющий обязанности руководителя Сибирского управления Ростехнадзора Дмитрий Веселов

— Дмитрий Николаевич, как вы оцениваете состояние промышленной безопасности на предприятиях угольной отрасли? Чем обусловлена положительная динамика в этом вопросе?

— В период с 2010 по 2014 год на угольных предприятиях Кемеровской области имелась положительная динамика снижения аварийности и травматизма. За этот период при ежегодном росте объемов добычи угля общий травматизм снижен на 72 процента (с 807 до 222 случаев). При этом количество смертельных травм снизилось и составляет в среднем 20 смертельных несчастных случаев в год. По сравнению с 2009 годом, когда имелись наименьшие показатели по травматизму, общий травматизм снижен на 64 процента, а смертельный — на 40 процентов.

Таким образом, в 2011 — 2014 годах допущено самое низкое количество смертельных несчастных случаев за всю историю угледобычи в Кузбассе.

Если еще совсем недавно имелась тяжелая статистика: на один миллион добытого угля погибал 1 шахтер, то в настоящее время на 11 миллионов — 1 погибший.

Снижение травматизма за этот период является следствием напряженного совместного труда Ростехнадзора, администрации Кемеровской области и собственников предприятий.

Поворотным моментом в решении вопросов соблюдения промышленной безопасности на угольных предприятиях во многом стала авария на шахте «Распадская», которая произошла в мае 2010 года. Задачи кардинального повышения безопасности на шахтах оказались под пристальным вниманием руководителей государства и общественности. Под руководством президента и председателя правительства Российской Федерации был проведен ряд совещаний по проблемам угольной отрасли и приняты меры, направленные на создание безопасных условий труда и соблюдение законодательства при ведении горных работ, связанных с пользованием недрами. Постановлением правительства Российской Федерации утверждено «Положение о государственном надзоре за безопасным ведением работ, связанных с пользованием недрами». В Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации (КоАП РФ) нашло отражение усиление административной ответственности за нарушение требований промышленной безопасности. Внесены изменения в Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», согласно которым все шахты отнесены к 1 классу опасности, на них установлен режим постоянного надзора, который позволяет осуществлять контроль состояния безопасности на шахтах в любое время без согласования проверок с прокуратурой. Указом президента Российской Федерации руководство деятельностью Ростехнадзора поручено осуществлять правительству Российской Федерации. Внесенные в законодательство Российской Федерации изменения повысили роль Ростехнадзора и его территориальных управлений. Значительно возросла административная ответственность юридических и должностных лиц за несоблюдение требований промышленной безопасности.

В июне 2014 года руководителем Ростехнадзора А.В. Алешиным и губернатором Кемеровской области А.Г. Тулеевым было заключено третье по счету Соглашение о взаимодействии в области повышения уровня промышленной безопасности.

Предметом Соглашения является взаимодействие при принятии решений организационного, правового, материально-технического и финансового обеспечения совместных мероприятий, направленных на комплексное и стабильное развитие всех отраслей экономики региона при осуществлении эффективного государственного надзора за обеспечением безаварийной работы, соблюдением требований безопасности труда и безопасности граждан.

Большое влияние на снижение уровня аварийности и травматизма оказывает выполнение мероприятий, закладываемых в Соглашение между администрацией Кемеровской области и собственниками угольных предприятий. В рамках реализации этих мероприятий собственниками угольных предприятий в безопасность труда на угольных предприятиях только в 2014 году было вложено более 4 миллиардов рублей.

— Правительство нацеливает организовать работу промышленности таким образом, чтобы она не испытывала избыточного давления со стороны государства, но при этом соблюдались все необходимые требования безопасности. В то же время, по словам руководителя Ростехнадзора Алексея Владиславовича Алешина, его служба заинтересована в минимизации аварийности при одновременном снижении «административного пресса». В чем, на ваш взгляд, суть такой организации работы промышленности?

— Руководством страны перед надзорными органами поставлена задача: снижение административного давления на промышленные предприятия и бизнес-структуры. В связи с этим по инициативе Ростехнадзора в 2014 году в закон о промышленной безопасности были внесены изменения, в соответствии с которыми все опасные производственные объекты были поделены на 4 класса опасности. Первый и второй класс — самые опасные, они должны находиться под пристальным вниманием, поэтому на объектах 1 класса опасности установлен постоянный надзор. Объекты 2 класса опасности подлежат проверкам с периодичностью не чаще одного раза в год.

Объекты 3 и 4 класса опасности представляют гораздо меньшую угрозу в плане возникновения аварий. При этом они многочисленные. Это подъемные сооружения, небольшие котельные. На объектах 3 класса опасности проверки проводятся не чаще чем 1 раз в три года, а на объектах 4 класса опасности Ростехнадзор плановые проверки не проводит. Проверки в отношении таких объектов проводятся в случае получения информации об угрозе жизни и здоровью людей и исключительно только после согласования с прокуратурой.

Сибирское управление не заинтересовано в проведении частых проверок в отношении поднадзорных объектов 2 и 3 класса опасности, поэтому при планировании работы на год анализируется и учитывается состояние аварийности, травматизма и состояние промышленной безопасности на объекте. В случаях, если у нас нет сомнений, что опасные производственные объекты эксплуатируются в соответствии с законодательством и требованиями промышленной безопасности, мы не планируем проведение проверок. Если организации не заинтересованы в проверках, им только необходимо соблюдать предъявляемые требования и своевременно предоставлять отчет об организации производственного контроля.

— Сегодня стоит задача добиться, чтобы законы, правила и нормы системы безопасности успешно адаптировались к новым технологиям, а человеческий фактор как основная причина аварий был сведен к минимуму. Как это реализуется на практике на предприятиях угольной промышленности?

— Прошло более 5 лет с момента аварии на шахте «Распадская». По результатам расследования причин этой аварии были приняты правительственные решения, в том числе по усилению надзорной деятельности Ростехнадзора и формированию новой нормативно-правовой базы. Был принят ряд законов и нормативных актов, которые позволили увязать между собой и гармонизировать административно-правовой режим в области промышленной безопасности.

Ростехнадзором совместно с институтами безопасности и техническими руководителями компаний скорректированы или разработаны новые нормативные документы, обеспечивающие безопасную угледобычу.

В настоящее время на шахтах практически отсутствуют технические и технологические причины, которые могли бы привести к крупной аварии. Собственникам и руководителям угольных предприятий необходимо только их исполнять.

Существующий уровень тяжелого и смертельного травматизма является следствием недопустимого количества систематически выявляемых опасных отклонений от требований промышленной безопасности и критических рисков возникновения травм и аварий. Наличие отклонений и критических рисков на угледобывающих предприятиях обусловлено так называемым «человеческим фактором».

Под «человеческим фактором» понимаются проявления характеристик, присущих персоналу: образовательного, профессионального и культурного уровня, системы ценностей, морально-нравственных и волевых качеств, суммы физических и интеллектуальных способностей.

Требования промышленной безопасности нарушаются как исполнителями работ, так и инженерно-техническими работниками.

После административной приостановки предприятия на любом предприятии принудительно наводится идеальный порядок по всем вопросам и аспектам обеспечения безопасности: организационным, техническим и технологическим. Это говорит о том, что можно содержать порядок, но со временем состояние безопасности предприятия, как правило, возвращается к исходному, до остановки предприятия, а иногда даже хуже. Следовательно, сохраняются предпосылки возникновения аварийных ситуаций, для исключения которых необходимо совершенствовать системы управления промышленной безопасностью в организациях, эксплуатирующих опасные производственные объекты 1 и 2 классов опасности. Необходимо установить жесткий контроль за исполнением систем управления со стороны собственников, добиться, чтобы системы управления действовали эффективно, а не существовали формально — только на бумаге. И такая работа в Кузбассе в крупных угольных компаниях ведется.

Для снижения рисков возникновения аварий надзорными органами должна быть занята принципиальная позиция по созданию для предприятий социально-экономических условий, крайне невыгодных для опасной работы и крайне выгодных для безопасной работы.

На практике эта позиция выражается в следующих действиях Сибирского управления Ростехнадзора по обеспечению промышленной безопасности на подконтрольных предприятиях:

  •                 постоянный контроль критических рисков возникновения травм и аварий;
  •                 категорический запрет на работу предприятия или производственного участка при наличии критических рисков или условий, угрожающих жизни и здоровью трудящихся;
  •                 стимулирование (как мотивирование, так и принуждение) первых руководителей предприятий к обеспечению безопасных условий труда.

Принцип, которым руководствуется сегодня Сибирское управление, — бескомпромиссность.

— Ростехнадзор уже проводит мероприятия по созданию системы дистанционного мониторинга технологических процессов на опасных производственных объектах с применением современных средств телеметрии, информационно-коммуникационных технологий. Как обстоят дела с этим на предприятиях угольной промышленности? Что конкретно планируется в этом направлении?

— Руководством страны перед Ростехнадзором поставлены конкретные задачи по совершенствованию форм и методов надзорной деятельности (риск-ориентированный надзор, дистанционный надзор). В связи с этим решением коллегии Ростехнадзора в 2015 году начата работа по организации и внедрению дистанционного контроля на объектах нефте-газодобычи, опыт внедрения которого будет учтен при разработке пилотных проектов в других отраслях промышленности.

В целях подготовки по организации и внедрению дистанционного контроля объектов по добыче и переработке угля Сибирским управлением проведен анализ существующих систем контроля автоматического и дистанционного управления и регулирования технологическими процессами на подконтрольных предприятиях. Работа по внедрению дистанционного надзора начата на угольных предприятиях Кузбасса.

25 сентября 2015 года и 13 октября 2015 года проведены совещания с участием руководителей угольных компаний, организаций и институтов безопасности, на которых были рассмотрены перспективы внедрения дистанционного надзора. Решением совещаний создана рабочая группа, которой поручено проработать вопрос поэтапного оснащения объектов, на которых ведутся горные работы и работы по переработке угля автоматизированными системами мониторинга, сопряженными с автоматическими системами Сибирского управления.

Следует отметить, что в настоящее время на шахтах Кузбасса уже проведена определенная работа по данному вопросу.

Практически на всех шахтах Кузбасса с помощью многофункциональных средств безопасности ведется контроль за состоянием шахты и позиционированием работников шахт.

Примером могут служить системообразующие угольные компании «СУЭК-Кузбасс» и «Евраз», где созданы единые диспетчерские аналитические центры мониторинга состояния всех производственных объектов. Отклонения от оптимальных режимов работы и газовой обстановки на объектах фиксируются в режиме онлайн с выводом информации на общий диспетчерский пульт.

Контроль за состоянием аэрогазовой обстановки на шахтах ведется одновременно по трем основным параметрам: метану, угарному газу и скорости воздуха. При получении негативной информации принимаются оперативные меры по устранению отклонений и данные передаются в территориальные отделы горного надзора.

У инспекторов горного надзора имеется доступ к просмотру и анализу информации путем вывода ее на персональный компьютер.

— Каковыми бы ни были тенденции относительно состояния промышленной безопасности, расслабляться здесь не приходится. В связи с этим от собственников предприятий требуется больше инвестиций в «человеческий ресурс», то есть в программы обучения, развития производственной культуры безопасности. С пониманием ли относятся к этому в угольных компаниях?

— Аварии, которые произошли на шахтах Кузбасса с 2007 по 2010 годы, кардинально изменили подход собственников к сфере безопасности. Они поняли: если не заниматься промышленной безопасностью, не вкладывать средства в ее совершенствование, в обучение и подготовку кадров, можно потерять бизнес. Какую бы мы современную технику и технологии ни применяли, в конечном счете на результаты производства влияет человек, его профессиональная подготовленность, готовность управлять сложной современной техникой, квалифицированно действовать в аварийных и критических ситуациях.

Последняя мысль, наверное, звучит цинично, но это так: рыночные отношения заставили владельцев шахт уделять самое серьезное внимание проблемам промышленной безопасности. Фактически ведь после каждой аварии происходит следующее: предприятие останавливается, добычи угля нет. Идет расследование причин, вызвавших аварию, их устранение. На все требуется время. Собственник же обязан выполнять договоры, партнерские обязательства по поставке угля потребителям, чтобы не потерять ту нишу на рынке, которую уже удалось занять. В противном случае наносится ущерб репутации компании.

Сегодня потребителям не нужен уголь, который добывается рискованным способом. Им нужен надежный поставщик, а не тот, кто пренебрегает техникой безопасности и ставит под угрозу стабильную отгрузку угля.

Сейчас, благодаря оперативному распространению информации в интернете, любой желающий может узнать о ЧП на том или ином предприятии. Такие факты мгновенно отражаются на деловой репутации собственника и отодвигают его в сторону на угольном рынке. Таким образом, законы коммерции отлично сыграли в пользу создания безопасных условий труда. В этой же связи немало угольных компаний переориентировали свои планы на увеличение доли добычи угля открытым способом как наименее аварийным.

Вместе с тем существует проблема, которую административными мерами надзорных органов не решить — это низкий уровень культуры безопасности на предприятиях.

В 2015 году из 15 смертельных несчастных случаев, происшедших на подземных горных работах, 11 случаев непосредственно связаны с нарушениями требований безопасности. Произошедшие смертельные несчастные случаи свидетельствуют, что несоблюдение в шахтах требований безопасности исполнителями работ еще имеет системный характер.

И если администрация Кемеровской области, собственники и работодатели в рамках реализации Кузбасского соглашения между Федерацией профсоюзных организаций Кузбасса, Коллегией администрации Кемеровской области и работодателями Кемеровской области делают все необходимое для создания безопасных условий труда, то трудовые коллективы, третий участник соглашения, по данному направлению еще бездействуют, слабо участвуют в управлении производством и не реализуют полностью права, данные Трудовым Кодексом.

В трудовых коллективах не ведется разъяснительная и профилактическая работа, профсоюзные организации не принимают меры реагирования к нарушителям, в коллективных договорах не предусмотрена ответственность трудового коллектива за несоблюдение требований безопасности и дисциплины труда. В лучшем случае всеми этими вопросами занимается работодатель, а трудовые коллективы, в том числе и профсоюзные организации, наблюдают за этим процессом со стороны. Правда, стало больше обращений в Сибирское управление с просьбой о наведении порядка на предприятиях, но чаще всего они анонимные. Без создания в коллективах нетерпимого отношения к нарушителям требований безопасности и коллективной ответственности за происходящее на предприятии улучшить обстановку в области промышленной безопасности в лучшую сторону сложно.

Для дальнейшего снижения уровня травматизма необходимо предусматривать в коллективных договорах соответствующую ответственность трудящихся и трудового коллектива за невыполнение требований безопасности при производстве работ и наладить взаимоотношения коллективов с работодателями.

— Ростехнадзор празднует свой день рождения в канун нового года. Каковы планы на на 2016-й?

— Приоритетная задача Сибирского управления на 2016 год — обеспечение защищенности поднадзорных объектов от угроз техногенного характера, снижение аварийности и травматизма на подконтрольных предприятиях путем применения мер, предусмотренных полномочиями Ростехнадзора, и в 2016 году Сибирское управление продолжит в рамках своих полномочий способствовать достижению приемлемого уровня травматизма и аварийности на подконтрольных объектах.

01.12.2015 г.