Мобил Сергеева


За жизнь шахты

О деятельности бойцов ВГСЧ


Деятельность бойцов ВГСЧ — помимо всего прочего — подразумевает экстра-рисковое поведение в момент аварии на шахте. Ради спасения людей, а порой и самого предприятия

— «Работа по ликвидации аварии требует от бойцов ВГСЧ высоких моральных и физических качеств и поднимает на высоту роль и значение бойца. Разумная инициатива, вытекающая из задания командира, должна всемерно поощряться и использоваться. Воспитание в духе самоотверженности обеспечивает боевую спайку подразделения и его высокую боеспособность...»

— Что за справочник вы держите в руках? — спрашиваю я собеседника, который увлеченно зачитывает мне эти слова.

— Боевой устав военизированных горноспасательных частей Министерства угольной промышленности СССР издания 1954 года.

— Моральные качества советского человека в те времена и у меня вызывают уважение. Но не считаете, что характеристика их несколько устарела? Люди так не живут сегодня.

— Ошибаетесь. Если бы не было людей, живущих по высоким моральным законам, не было бы нашей страны. Развалилась бы.

Мой собеседник имеет право на такое высказывание. За плечами Кемеровского военизированного горноспасательного отряда немало добрых дел, благодаря которым угольные предприятия Кузбасса, несмотря на препятствия к дальнейшей их работе, остались в строю. Наш сегодняшний рассказ будет опираться только на конкретные факты и документы.

— Скажите, в момент принятия таких вот жизненно важных для предприятия решений, чье мнение превалирует над всеми? — мой вопрос адресован Юрию Ше, заместителю командира Кемеровского военизированного горноспасательного отряда.

— Понятно, что ответственность за ликвидацию аварии берет на себя главный инженер шахты, но спасательными работами, как правило, руководит командир отряда ВГСЧ. Поскольку именно за его плечами стоит огромный опыт подобных работ, его мнение имеет огромное значение. Сегодня никто не станет рисковать жизнями людей, — говорит Юрий Владимирович.

— То есть человек все-таки дороже предприятия?

— Разумеется. Но, как вы понимаете, спасатели делают все, чтобы сохранить и жизнь человека, и его рабочее место. Это никакие не высокие слова. Это основа нашей деятельности, ее смысл.

— В описанной выше ситуации большую роль сыграл своевременный вызов спасателей. Но что могло бы случиться, если бы с оповещением ВГСЧ об аварии затянули?

— Сослагательное наклонение в своей работе мы не практикуем, — улыбается Юрий Владимирович Ше. — Но в практике деятельности ВГСЧ Кузбасса есть примеры, когда нас вовремя не вызывают, пытаются самостоятельно ликвидировать аварию, тушить пожар, даже проводят локализацию участка… В конечном счете все равно обращаются к нам. Бойцам остается лишь минимизировать возможные глобальные потери для земли Кузбасса, законсервировав предприятие полностью. Все мероприятия по сохранению его для дальнейшей эксплуатации не приносят положительного результата. Слишком поздно.

— Тем не менее, вы тратите уйму времени и энергии…

— Не говоря уже о потерях шахтой дорогостоящего оборудования, затраты на ликвидацию аварии огромны. Так, для возведения взрывоустойчивых перемычек требуются десятки тонн цементных смесей, большие трудозатраты на их доставку и возведение перемычек. Поэтому главное в случае возникновения аварийной ситуации незамедлительно вызывать ВГСЧ. Практика доказала эффективность оперативных профессиональных действий.


Год 2012. Грамотеинская

25 ноября 2012 года в 07.56 поступило сообщение от гроз участка №2 шахты «Грамотеинская», что в верхнем кутке лавы произошла вспышка газа метана.

На момент аварии в шахте находилось 55 человек; всем была дана команда «выйти из шахты своими запасными выходами». Люди выбрались самостоятельно, несмотря на то, что 7 горняков успели получить ожоги различной степени тяжести.

Контроль газовой обстановки и разведка аварийного участка, проведенные силами бойцов ВГСЧ, показали: пожар принимает развивающийся характер, задымленность варьируется от средней до сильной, присутствует устойчивый запах горелого дерева. Было принято решение об изоляции пожарного участка в 6 точках шестью взрывоустойчивыми перемычками.

Однако после 16 часов ситуация резко изменилась. Значительно ухудшаются пробы воздуха, по сумме горючих газов переводя атмосферу во взрывоопасное состояние. Работать в близости от аварийного участка невозможно, спасатели выводятся на поверхность, оперативный план претерпевает изменения.

Уже необходимо принимать крайние меры: изолировать устья людского, флангового, вспомогательного наклонного, конвейерного и вертикального стволов… Для большего понимания! Речь идет о полной изоляции шахты. В практике угольных компаний Кузбасса имеются подобные случаи вынужденной консервации шахты из-за подземного пожара. Возврат на эти предприятия, освоение законсервированного участка, тем более восстановление деятельности шахты ни разу не производились.

Шахта «Грамотеинская». Одно из старейших угольных предприятий Беловского рудника. В 2013 году ей исполнилось 73 года, однако техническое перевооружение предприятия, огромный труд всего коллектива позволили выжить даже в трудные годы реструктуризации. Она добывает энергетический уголь широко распространенной марки Д, производственная мощность предприятия составляет около 2 миллионов тонн угля в год, здесь работает более 900 человек.

Понятно, что оперативный план создания 5 взрывоустойчивых перемычек, которые запечатают ее на века, принимается с большой мукою. Тем не менее подготовлена площадка для размещения буровой установки, производится монтаж… Но дело вновь принимает другой оборот.

В пробах из скважины наблюдаются «улучшения». Что-то — подземный взрыв, горнодинамические явления — изменило подземную атмосферу. Идет устойчивое снижение горючих газов, скважина выходит из «треугольника взрываемости»

В крайне рискованных условиях была проведена дополнительная разведка лавы. На исходящей струе воздуха вентиляционный штрек к этому времени оказался подтоплен водой (она сознательно была пущена людьми при отходе из аварийного участка). Зазор от кровли выработки до зеркала воды составляет около 1,5 м, проход невозможен. Непосредственная кровля поддерживаемой части вентиляционного штрека за секциями крепи села плотной стеной; завал штрека и правый борт от завала на протяжении 2-х метров горит открытым огнем. Почва кровли на участке сильно разогрета…

Угроза повторного взрыва остается, но в данный момент она минимизирована. Можно ограничиться изоляцией не всего предприятия, а отдельного участка. Что и было сделано.

Под прикрытием трех быстровозводимых противовзрывных комплексов (КПБ) возведены взрывоустойчивые перемычки в двух местах. Пожар локализован, опасный участок запечатан, люди вышли из шахты. Предприятие спасено для дальнейшей эксплуатации.

Время показало: не зря. Усиленный мониторинг аварийного участка велся на протяжении трех дней — основания для беспокойства не появилось. Уже через год пожар был списан. Осенью 2013 года лава, после тщательной проверки ее состояния, была запущена и со временем успешно отработана.

Год 2014. Разрез «Инской»

10 января 2014-го в 01.00 по вызову дежурного инспектора по роду аварии «пожар» прибыли подразделения спасателей.

Горные выработки шахты оказались загазованными окисью углерода. Превышение «угарного газа» было сверхдопустимым, в то время как место возгорания обнаружить не получалось.

Мониторинг участка, многочисленные разведки положительных результатов не принесли. Поэтому была произведена тепловая съемка прибором «Drager», которая (также не с первого раза) позволила найти очаг в верхней части выработки под кровлей. Небольшой по площади, он разогрел пласт угля до 60 градусов. Для понимания — этой температуры вполне достаточно, чтобы он мог перейти со стадии самонагревания в стадию самовозгорания.

Изоляция взрывоустойчивыми перемычками в этом случае не могла улучшить ситуацию. За изоляционными «стенами» огонь мог повести себя непредсказуемо; лучшим выходом из ситуации была, разумеется, полная ликвидация очага.

Решение — затопить источник возгорания — значительно улучшило подземную атмосферу: резко пошли на снижение газы CO и метан.

21 января состоялось техническое совещание, по результатам которого авария была квалифицирована как самонагревание угля в угольном массиве по путевому уклону пласта Безымянный. Техсовет принял решение произвести изоляцию аварийного участка шлакоблочными перемычками, предварительно откачав воду, и предусмотреть контроль уровня затопления и газовой обстановки в изолированном пространстве. На следующий день горноспасательные работы были закончены, командный пункт снят.

В настоящее время выработки являются действующими, шахта работает в обычном режиме.

Год 2015. Листвяжная

Авария произошла 12 июля 2015 года в 23.05.

Пожар в монтажной камере на только что пройденной горной выработке (лава 1103) был вызван эксплуатацией компрессорной установки с неисправной аппаратурой защиты. Но причина была установлена позже, а в тот момент ситуация развивалась стремительно. Пожар перекинулся на смолу, складированную неподалеку. Двухкомпонентная смола для укрепления горного массива считается негорючим материалом, но до определенного предела. Нагретая до 200 градусов, она может воспламениться — что и произошло в данном случае. Эта подробность поможет понять условия работы, в которых действовали бойцы ВГСЧ.

К моменту прибытия спасателей открытый огонь распространился на все сечение выработки. В пожарно-оросительном трубопроводе (ПОТ) отсутствовало давление воды, поскольку несколько задвижек по блоку 1103 были закрыты. Пожарные отводы оказались в нерабочем состоянии, пришлось применить гидрант-пистолет для подачи воды на аварийный участок. Тушение пожара сопровождалось работами по подготовке к изоляции аварийного участка на минимальных расстояниях к очагу пожара.

Однако под утро коварная природа недр земли дала о себе знать: газовая обстановка ухудшилась, дойдя до взрывоопасной концентрации. Спасателей необходимо было отвести на безопасное расстояние. Речь пошла опять-таки об изоляции целого крыла шахты, а это потеря трех проходческих забоев, нарезающих угольный пласт для добычи угля, а самое главное — потеря действующей лавы, только что выехавшей из монтажной камеры. Миллиардное оборудование! Перспективная горняцкая кормилица, на которую возлагаются такие надежды! И — закрыть, запаковать, похоронить…

Дистанционный контроль подземного участка ведется параллельно с работами по подготовке к возведению изоляционных перемычек на безопасном расстоянии. И к утру природа становится милосерднее — лабораторный анализ проб воздуха показывает резкое снижение концентраций горючих газов (метана, оксида углерода, водорода). Опыт спасателей говорит о том, что под воздействием высокой влаги села кровля, притушив пожар.

Надо спускаться в шахту, надо проводить разведку… Условия нетерпимые — дым не позволяет видеть пальцев на вытянутой руке, разъедает глаза. Разведка ведется в изолирующих аппаратах. Тем не менее появляется возможность провести аварийные работы по ликвидации экзогенного пожара в монтажной камере. Возможность сохранить перспективы добычи богатого угольного пласта.

Опуская подробности, стоит отметить, что через 20 дней Ростехнадзором были разрешены работы на нижней лаве, верхние выработки были восстановлены. В перспективе пожарный участок будет сокращен до минимальных размеров, потери угля будут минимизированы. Прогнозы благоприятны: примерно к марту подземная стихия успокоится и пустит горняков на нужный им пласт угля.

 

…Хочется, чтобы люди знали о бытовых подвигах, которые прописаны профессиональным уставом бойца ВГСЧ. О работе, «риск для жизни» в которой прописан как возможное правило поведения — по уставу.

Лариса Филиппова