Нам 10 лет


Работать надо!

Как изменялась кадровая ситуация с начала 90-х


«Все мы — каждый на своем месте — несем на себе свой груз ответственности за судьбу нашей великой страны — России и судьбу нашей малой родины — Кузбасса!»

Эти слова Аман Тулеев выделил особой интонацией — во время выступления с бюджетным посланием в ноябре 2015 года.

Поскольку судьба и степень благополучия нашего края давно неотделимы от степени благополучия угольной отрасли, понятно, что каждый кузбассовец, даже если он имеет не самое прямое отношение к отрасли, с некоторым трепетом следит за колебаниями спроса на уголь и его производные, и — особенно! — за стабильностью работы компаний (читай — отсутствием массовых увольнений).

Кадровой тематикой «УК» интересуется постоянно. Поэтому предлагаем ретроспективу событий — с выходом в  сегодняшний день. Как изменялась ситуация с начала реструктуризации угольной промышленности.

Экономическая дыра

Напомним, что 1998 год принес Кузбассу практически полный развал промышленного производства: 46 закрытых предприятия угольной отрасли, 150 000 человек, уволенных без средств к существованию (тогда еще не было мощной социальной защиты, которой область сейчас гордится по праву!).

Зато привычными стали митинги: народ стоял на площадях, шахтеры стучали касками у Белого дома, перекрывали Транссибирскую магистраль. Большинство кузбассовцев фактически находилось на грани выживания. Пенсии и зарплаты не выплачивали месяцами, а детские пособия — годами. Кемеровскую область называли «экономической дырой», «пороховой бочкой России».

Девяностые

Весной 1991 года была проведена вторая всесоюзная забастовка угольщиков. В мае прошел учредительный съезд Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности (Росуглепрофсоюз).

В 1993 году перед началом реструктуризации в угольной промышленности России действовали 232 шахты, расположенные в 64 шахтерских городах и 76 крупных административных поселках городского типа, где предприятия угольной отрасли, как правило, являлись градообразующими.

21 июня 1993 года вышел Указ президента Российской Федерации «О мерах по стабилизации положения в угольной промышленности», в соответствии с которым с 1 июля 1993 года был осуществлен переход на применение свободных (рыночных) цен на уголь и продукты его переработки. Полномасштабная реструктуризация угольной промышленности Кузнецкого бассейна началась в 1993-1994 годах, когда произошло резкое снижение объемов добычи угля и эффективности его производства.

Одним из факторов, повлиявших на повышение эффективности работы угольной отрасли Кемеровской области, явилась ликвидация 46 нерентабельных угольных предприятий.

При ликвидации неперспективных шахт и разрезов за воротами предприятий оказались 150 000 человек.

Нулевая отметка

По данным Госкомстата Российской Федерации и федеральной службы занятости, число полностью безработных (зарегистрированных в службе занятости и получивших статус безработного) на 1 июля 2000 года составило 1,4% от общей численности экономически активного населения.

Численность населения области в 2000 году уменьшилась на 19 200 человек (причиной устойчивого долговременного снижения численности жителей названа естественная убыль).

Численность экономически активного населения (по данным Кемеровского областного комитета государственной статистики) в 1998 году составила 1 402 500, в 1999 — 1 394 500, а в 2000 — 1 389 600 человек. Число занятых в экономике в 1998 году составило 1 194 700 человек. По объему наибольшее сокращение персонала наблюдалось именно в топливно-энергетической промышленности (уменьшение на 11%).

Но даже в это время службы занятости предлагали свободные вакансии горнорабочих и забойщиков.

Количество вакансий по сравнению с 1998 годом, правда, уменьшилось вдвое (со 126 до 60), а количество претендующих на них так же вдвое увеличилось (с 6,3 до 11 соискателей).

В это время резко сократилось число уволенных по сокращению штатов (на 40%), хотя до сих пор основная доля сокращенного персонала приходилась все еще на топливную промышленность (61% от общего числа).

Производственники смогли четко сформулировать свои претензии к подготовке выпускников вузов и техникумов. Массово заключаются договоры о партнерстве. Крупные предприятия выделяют средства на организацию практики и учебного процесса профильных учебных заведений.

Нулевая отметка была пройдена. Маятник медленно начал движение вверх.

2002 год

В 2001 году в Кузбассе введены в эксплуатацию две шахты и три разреза общей проектной мощностью 5,2 миллиона тонн угля в год. Кроме того, построена и введена в эксплуатацию обогатительная фабрика. В связи с этим создано 1 400 рабочих места, что значительно улучшило ситуацию на рынке горняцкого труда.

Технический и технологический уровень угольного производства в это время является одним из сдерживающих факторов развития отрасли. Более чем на 60% изношены основные фонды. Действующий на шахтах парк очистного оборудования на 50% требует полной замены, а остальное оборудование изношено более чем на 70%. На разрезах из общего количества экскаваторов более 60% эксплуатируется со сверхнормативным сроком службы. Около 27% мощностей обогатительных фабрик находится в эксплуатации более 30 лет. Смена технологий значительно повышала производительность труда, однако, требовала более высокого уровня подготовки персонала, неквалифицированные или высвобожденные в результате повышения эффективности труда работники оказались на улице.

За весь период реструктуризации угольной промышленности (1994-2001 годы) общая численность персонала в отрасли страны сократилась на 520 100 человек или в 2,5 раза. Наибольшее сокращение произошло в Кемеровской области — на 196 800 человек (в Ростовской области — на 101 900 человек и в Республике Коми — на 41 800 человек).

Реализуемые программы по увеличению занятости населения в шахтерских городах продолжают оставаться неадекватными масштабам высвобождения трудовых ресурсов из отрасли, объемам средств, выделяемых на эти цели государством и привлекаемых исполнителями проектов на муниципальном уровне.

2004 год

В связи с завершением реструктуризации угольной промышленности, строительством и вводом новых мощностей по добыче и переработке угля в конце 2004 года численность персонала угольных организаций Кузбасса начала увеличиваться. Учитывая спрос на новые участки кузбасских месторождений для дальнейшего их освоения, на ближайшие годы экономисты уверенно планируют увеличение числа занятых в угольной промышленности региона граждан.

Среднесписочная численность персонала организаций по добыче и переработке угля, машиностроению и шахтостроению в I квартале 2005 года составила 145 000 человек.

Маятник развития стремительно продолжает свой подъем.

2005 год

В целом во всех отраслях экономики Кузбасса до 90% вакансий на региональном рынке труда составляют рабочие профессии. На угольных предприятиях области их более 2 500. По данным статистики, специалисты с высшим техническим образованием находятся в поиске работы менее двух месяцев.

2007 год

Всплеск цен на уголь и продукцию черной металлургии (2004-2005 годы) оказал позитивное воздействие на развитие основных производств Кемеровской области, темпы роста валового регионального продукта и доходы бюджета увеличились. В области по-прежнему остро не хватает специалистов среднего звена и квалифицированных рабочих. Крупные предприятия продолжают самостоятельно обучать и переобучать желающих.

2009 год

Год характеризуется устойчивым спросом на рабочую силу. На предприятиях по добыче полезных ископаемых и обрабатывающих производствах востребованы высококвалифицированные рабочие: электрослесарь подземный, горнорабочий очистного забоя, токарь, фрезеровщик; огнеупорщик. Спросом у работодателей пользуются инженерно-технические кадры в машиностроении (инженеры-технологи), угольной промышленности (специалисты, связанные с подземной разработкой полезных ископаемых, обслуживанием и эксплуатацией горных машин и оборудования).

При этом имелись вакансии для 70 руководителей разного уровня, почти 150 инженерно-технических работников, 83 рабочих горных специальностей.

В соответствии с утвержденной решением коллегии администрации программой «Оказания содействия добровольному переселению в Кемеровскую область соотечественников, проживающих за рубежом, на 2009-2012 годы», на строящиеся предприятия требовались: на шахту «Южная» — 270 специалистов, разрез «Бачатский» — 150, обогатительную фабрику «Краснобродская коксовая» — 253, разрез «Талдинский» — 144, обогатительную фабрику «Коксовая» — 230, и так далее. Всего — на 2008 год — 1 502 человека, на 2009 год — 8 363 человека, 2010 год— 5 383 человека, 2011 год — 7 245 человек, 2012 год — 4 525 человек.

При этом заполнение создаваемых рабочих мест планировалось за счет использования собственных трудовых ресурсов как занятого, так и безработного населения, имеющего соответствующую квалификацию или профессию (специальность), и использования потенциала добровольных переселенцев.

При достаточном количестве безработных их профессионально-квалификационный уровень не устраивал работодателей.

В то же время в течение 2009 года в целом по Кузбассу предполагалось сокращение во всех отраслях промышленности около 17 000 человек, из них почти 9 000 пенсионеров. Однако с учетом введения в Кузбассе в 2009 году новых предприятий в угольной отрасли, химической промышленности, металлургии, ЖКХ, строительстве и так далее потребность в рабочих местах составляла 33 000 человек. Таким образом, Кузбассу требовалось людей в несколько раз больше, чем предполагаемых увольнений. А если сюда еще приплюсовать общественные работы, на которых планировалось занять 66 000 человек, то число необходимых рабочих рук увеличивалось еще на порядок.

Таким образом, и в это время ни о какой масштабной безработице в Кузбассе речь не шла. Во всех городах и районах были открыты специальные «горячие линии», по которым подсказывали, как быть дальше, помогали советом, консультировали. Маятник развития замедлил свое движение, но не остановился.

2009 год

Продолжает формироваться единая идеология оценки студентов-выпускников учебных заведений различного профиля. Усиливается влияние предприятий на качество подготовки студентов.

Причем учебные заведения сами стимулируют выработку единых требований к качественным параметрам работника, поскольку пока еще эти требования формулируют предприятия, исходя из уровня амбиций и системы представлений топ-менеджеров, особенностей корпоративной культуры, содержания ее ценностных ориентаций. По статистике примерно 37% руководителей угольных предприятий — выходцы все еще из советского директорского корпуса, 17% — доросшие до топовых позиций руководители подразделений, 22% — руководители-администраторы (управленцы из структур администрации, политики, партийные и общественные деятели), 24% — молодые руководители, получившие специальное образование.

Примерно 15% руководителей прошли специальную подготовку по менеджменту, 12% — получили второе высшее образование, 15% имеют научную степень.

В это время в вузах снова актуальным становится вопрос подготовки кадров технического профиля. Высшие и средние специальные заведения области выпускают ежегодно около 25 000 специалистов. За несколько последних лет появилось столько менеджеров, экономистов и юристов, что им негде стало работать! В перечне специальностей, которые предлагают головные вузы и их филиалы, создался заметный перекос в сторону гуманитарного образования. Среди незанятого населения, не востребованного на рынке труда, молодежь составила треть. А тем временем шахты испытывают острую потребность в квалифицированных рабочих — проходчиках и машинистах горных выемочных машин, подземных электрослесарях.

Статистика утверждает, что в угольных компаниях Кузбасса от 15 до 20 процентов специалистов с высшим образованием, находящихся в штате, занимают рабочие места, а специалисты со средним специальным образованием — до 50 процентов.

Предприятия работают стабильно и рентабельно, открываются новые (угледобывающие и перерабатывающие). Обновляющийся рынок труда требует новых кадров. Причем, качественно отличающихся от тех, которые работали в горнодобывающей отрасли лет двадцать тому назад.

Модернизация предприятий, входящих в угольную компанию, приобретение суперсовременной техники и внедрение новейших технологий диктуют свои условия, с которыми под силу справиться только грамотным специалистам. Поэтому компании, ориентированные на длительные сроки работы, выделяют значительные средства, отправляя своих специалистов на учебу, в том числе — за рубеж, проводят ежегодные аттестации рабочих по охране труда и промышленной безопасности, все более тесно сотрудничают с вузами, колледжами и училищами.

В это время, к примеру, только на шахте «Распадская» не хватало 66 подземных горнорабочих, 32 проходчика, 50 машинистов горных выемочных машин (а это самая высокооплачиваемая шахтерская специальность), 90 электрослесарей подземных 5-го и 4-го разрядов, вакантны два места начальника участка, требуются четыре заместителя начальника участка, пять заместителей механика. При этом сорок горных инженеров (по образованию) в возрасте до 30 лет трудились на рабочих специальностях: они не подходили для замещения вакантных должностей по различным причинам. Более тысячи рабочих основных профессий (костяк предприятия) и 660 инженерно-технических работников — предпенсионного возраста.

Такая же картина наблюдается и на большинстве других предприятий отрасли.

Период начала девяностых становится кризисным и для самих учебных заведений: средний возраст профессоров основных кафедр, например, в КУзГТу, составил 67,8 года, доцентов — 65 лет. Большинство из них были в шахте 25-30 лет назад. При этом ставка молодого преподавателя-ассистента составляла 2 155 рублей, доцента — 5 100, а профессора — 7 100. В аспирантуру же многие шли ради отсрочки от армии, а не ради того, чтобы потом преподавать в вузе.

Особо востребованной становится профессия механика. Причем шахтам и разрезам нужны не просто механики, а особо грамотные и квалифицированные специалисты, умеющие разобраться с самой сложной импортной техникой без переводчика: со знанием одного, а то и двух иностранных языков, знающие, помимо своей основной работы, еще и электропривод, владеющие другими смежными специальностями.

Нужны также энергетики, электромеханики, специалисты по электроприводу, электронщики.

Возрождается производство, и в то же время идет демографический спад. К примеру, в Междуреченске количество школьников за восемь лет уменьшилось более чем на шесть тысяч.

Всего в это время на угольные предприятия области требовалось более 1 046 человек — водителей большегрузных автомобилей, горнорабочих, электрослесарей, машинистов механизмов и установок и других профессий.

Губернатор Аман Тулеев обратился к шахтерам Донбасса с предложением приехать жить и работать в Кузбасс, потому что «высококлассные специалисты всегда востребованы».

2010 год

Банк вакансий служб занятости населения городов и районов Кузбасса состоит в это время более чем из 31 000 предложений работодателей, среди них более 4% — вакансии в угольной отрасли.

К примеру, на предприятия ЗАО «Стройсервис» требовалось более 150 специалистов: водители «Бел­АЗов», бульдозеристы, трактористы, водители большегрузных машин, слесари по ремонту автомобилей, машинисты бульдозеров.

На разрезе «Шестаки» в Гурьевске необходимы машинисты экскаваторов, установок обогащения и буровых установок, водители «Бел­АЗов», электрослесари по ремонту оборудования. В Белове на разрезе «Пермяковский» нужны машинисты бульдозеров, слесари, контролер на контрольно-пропускной пункт (14 человек).

В Киселевске на шахте №12 требуются технологи, машинисты автогрейдеров и дизельных экскаваторов, мастера взрывных работ, горнорабочие.

2013 год

2012 год был очень сложным для всей угольной отрасли. Основные вызовы — падение мировых цен на энергетический уголь более чем на 30 процентов в течение первого полугодия и не оправдавшиеся надежды на рост во втором полугодии. У большинства предприятий отрасли такое снижение цен вызвало острую необходимость сокращения инвестиционных программ и производственных издержек, в том числе — сокращение рабочих мест.

В Кузбассе продолжает действовать «Комплексная программа поэтапной ликвидации убыточных шахт», расположенных на территории городов Прокопьевск, Киселевск, Анжеро-Судженск.

По «Комплексной программе поэтапной ликвидации убыточных шахт» с 2009 года закрыто 6 шахт, высвобождено 6 500 человек и предполагается, что с 2014 по 2018 годы будет закрыто еще 8 шахт и будет высвобождено около 5 000 человек.

В то же время в «Стратегии развития угольной отрасли» заложено открытие новых современных угледобывающих предприятий. С 2009 по 2013 год в Кузбассе уже введено в эксплуатацию 20 новых современных предприятия по добыче и переработке угля, создано 9 000 новых профильных рабочих мест. По этой же программе до 2018 года планируется построить еще 14 новых предприятий, создать свыше 9 000 новых рабочих мест в угольной отрасли.

— Таким образом, правильно говорить, что мы за 10 лет вместо 10 000 рабочих мест на старых, неэффективных шахтах откроем 18 000 на новых высокопроизводительных угольных предприятиях. То есть в 1,5 раза больше, — прокомментировал ситуацию Дмитрий Исламов, заместитель губернатора.

Так, в Терентьевском сельском поселении Прокопьевского района 3 угольных предприятия: ООО «Разрез «Березовский», «Талдинский угольный разрез» (филиал ОАО УК «Кузбассразрезуголь»), ОАО «СУЭК-Кузбасс» (шахтоуправление «Талдинское-Западное») предложили соискателям более 120 вакансий. Предприятиям требовались проходчики, горнорабочие очистного забоя, электрослесари, машинисты установок обогащения и брикетирования, электрогазосварщики и другие.

В ноябре 2013 года была приостановлена работа Мундыбашской обогатительной фабрики, а более 300 работников переведены на другие предприятия «Евразруды» или уволены. Однако уже в декабре Мундыбашская обогатительная фабрика вошла в состав ООО «Руда Хакасии», и 10 апреля 2014 года состоялся торжественный запуск фабрики. На работу снова принято 402 человека.

Всего на шахтах и разрезах в этот период работают 101 000 человек.

В 2013 году Аман Тулеев инициировал принятие закона о тунеядстве, аргументируя свое предложение тем, что в области каждый год открываются новые предприятия, создаются дополнительные рабочие места (в текущем году во всех отраслях экономики и в малом бизнесе создали более 20 000 постоянных рабочих мест), количество вакансий превышает число претендентов на них, при наличии 30 000 вакансий безработными числится 23 500 человек.

2015 год

В угольной отрасли Кузбасса более 600 свободных рабочих мест

Предприятиям требуются проходчики, горнорабочие очистного забоя, электрослесари, машинисты установок обогащения и брикетирования, электрогазосварщики и другие.

Андрей Гаммершмидт, заместитель губернатора отмечает, что в последние годы изменилась структура требуемых кадров. Так, необходимость в специалистах подземной добычи значительно снизилась, а в работниках открытой добычи, наоборот, выросла.

В настоящее время на предприятия угольной отрасли требуются 133 водителя большегрузного транспорта, 39 горнорабочих очистного забоя, 34 проходчика, 34 машиниста экскаватора, 45 подземных электрослесарей, 14 машинистов бульдозера.

Самыми востребованными по-прежнему являются рабочие профессии (две трети всех вакансий).

Вперед, в будущее!

В долгосрочной программе развития угольной отрасли России до 2030 года, которая обсуждалась на совещании в Кемерове с участием В.В. Путина в 2012 году, и утверждена распоряжением правительства РФ от 21 июня 2014 года, выделена подпрограмма «Совершенствование системы профессиональной подготовки кадров для угольной промышленности».

Выделена и государственная программа «Содействие занятости населения». На ее реализацию предусмотрено 11,4 миллиарда рублей, в том числе 11 миллиардов рублей — за счет бюджетных средств.

Она предполагает развитие кадрового потенциала отрасли через переобучение и повышение квалификации персонала для обеспечения необходимого роста эффективности отрасли и перехода на современное высокотехнологичное оборудование.

Оказание поддержки по указанным направлениям позволит обеспечить реализацию эффективного (как на корпоративном, так и на государственном уровне) проекта долгосрочного развития угольной отрасли. В том числе для экономики в целом это в долгосрочной перспективе обеспечит:

  •  дополнительные доходы бюджетов различных уровней за счет поступления налоговых платежей от предприятий отрасли;
  •  поддержание занятости и социальной стабильности в угольных моногородах, что крайне важно с учетом того, что работники угольной промышленности представляют собой сильную консолидированную социальную группу;
  •  развитие регионов Сибири и Дальнего Востока, где угольная промышленность является одним из важнейших составных элементов экономики.

Для реализации этой программы государство планирует оказывать влияние на развитие науки и образования, технологическое и техническое переоснащение производств. Все эти усилия позволят (по мнению разработчиков) увеличить рост производительности труда в 5 раз.

В настоящее время (с участием кадровых служб предприятий и объединений профсоюзов) разрабатываются квалификационные характеристики (профессиональные стандарты) работников угольной промышленности, рекомендации по установлению тарифных ставок и должностных окладов в организациях угольной промышленности с учетом государственных гарантий по оплате труда, типовые (отраслевые, профессиональные и иные) нормы труда, методические документы по организации нормирования труда в угольной промышленности, квалификационные характеристики (профессиональные стандарты).

Ожидаемый результат — «создание условий для оптимизации численности занятых в угольной промышленности в связи с унификацией профессий рабочих и должностей специалистов».

Однако вряд ли этот факт вызовет массовую безработицу: согласно экономическому прогнозу администрации Кемеровской области, с 2013 года по 2027 снижение числа жителей Кузбасса прогнозируется почти на 100 000 человек. Население трудоспособного возраста снизится еще больше, почти на 400 000 тысяч человек.

Угольные предприятия стали добывать большие объемы с наименьшим количеством высококвалифицированных трудящихся. Чтобы выпускники были востребованы на рынке труда, учебные заведения прикладывают особые усилия, например, обучая студентов смежным профессиям (горнорабочий-электрослесарь-проходчик).

При этом студенты направляются на практику на предприятия уже с первого курса.

В общем, куда бы ни качнулся маятник, дорогу осиливает идущий, находит — ищущий.

Если вы, дорогие читатели, ищете работу или пытаетесь закрыть вакансии, прислушайтесь к совету губернатора:

— Убежден, главное — не падать духом, — уверен Аман Гумирович, — искать пути преодоления трудностей. Работать надо!

Светлана Сергеева
Материал подготовлен на основе открытых источников