Мобил Сергеева


Колыбель столицы Кузбасса

30 сентября Кемеровскому руднику исполнилось 110 лет


Это важная веха в развитии не только самого рудника, но и города Кемерово. Ведь основы нынешнего индустриального центра заложены открытием первой шахты. Коксохимзавод родился и вырос на базе коксующихся углей шахты «Центральная».

Вся история Кемеровского рудника делится как бы на три неравных периода:

— почти три века с момента открытия месторождения (1721год);

— 110 лет со времени закладки первой шахты и доразведки месторождения;

— 20 лет со дня начала ликвидации угольной отрасли Кемеровского рудника (1997 год — шахта «Северная», шахта «Ягуновская»).

Гора огнедышащая

В 1721 году крестьянин — рудознатец Михайло Волков — обнаружил «горелую гору» на правом берегу Томи, в семи верстах от Верхотомского острога, напротив деревни Щеглово.

Об этой находке Волков сообщал: «…да, я, нижеименованный, знаю в Кузнецком уезде гору, которая ныне горит, а в той горе саднится сера горючая многое число».

Руководитель экспедиции Даниэль Мессершмидт 1 марта 1720 года в своем дневнике отметил виденную им «огнедышащую гору» на правом берегу Томи в 20 верстах выше Кузнецка, которую принял за извержение вулкана. На самом деле горел пласт угля.

Открытый Волковым уголь послужил толчком к развитию деревни Щеглово и ближайших населенных пунктов.

В середине XIX века крестьяне деревни добывали уголь на выходах угольных пластов, грузили его на плоты по 300 пудов (4,8 тонны) и сплавляли в Томск, торговали им в лежащих ниже по реке селах. Но добыча производилась нерегулярно, а в 90-х годах XIX века вообще была запрещена.

После строительства Сибирской железной дороги спрос на кузнецкий уголь вырос. В конце мая 1907 года в село Щегловское с Кольчугинского рудника на лошадях прибыла бригада шахтеров, возглавляемая горным техником Николаем Семеновичем Вьюковым, в которую вошли горный инженер Александр Жарков, штейгер Виктор Афанасьевич Шалков, десятники Николай Чарухин, Павел Паршуков и Кузьма Широкорядов.

Их по праву считают основателями Кемеровского рудника.

Шахта раз, шахта два

По данным горного инженера Владимира Николаевича Мамонтова, 10 сентября 1907 года была заложена вертикальная разведочная шахта №1. 17 сентября заложена шахта №2. Эти две шахты вышли на тонкий трехвершковый пласт. И только в шахте №3, заложенной 18 сентября недалеко от «горелой горы», на восемнадцатиметровой глубине проходчики вскрыли вершину пласта мощностью семь метров. Этот день, 30 сентября 1907 года, принято считать датой основания Кемеровского рудника. Однако радость была недолгой — уголь оказался сильно окисленным и шахту закрыли.

В дальнейшем были заложены разведочные шахты №5, 6, 7, 8.

В 1909 году для ускорения разведочных работ и строительства шахт было организовано управление Кемеровского рудника.

Первым управляющим был назначен горный инженер Владимир Николаевич Мамонтов. В течение двух лет велась детальная разведка при помощи вертикальных шахт, шурфов и бурения скважин. В результате были обнаружены угольные пласты общей мощностью 10,5 саженей (22,4 метра)

Пласт Волковский был назван в честь первооткрывателя угольного месторождения Михайло Волкова; Кемеровский и Надкемеровский — по названию деревни Кемерово, Владимировский — по имени Владимира Мамонтова, Викторовский — в честь Виктора Шалкова, Лутугинский и Горловский — в честь геологов Леонида Ивановича Лутугина и Михаила Моисеевича Горлова.

«Промышленное будущее несомненно»

В ноябре 1910 года Владимир Мамонтов написал отчет о результатах разведочных работ в виде книги «О Кемеровском месторождении каменного угля», где указал: «В настоящее время можно с уверенностью утверждать, что промышленное будущее Кемеровского рудника несомненно». Это было первое научное описание месторождения, подтвержденное геологической картой, разрезами по разведочным линиям.

Были пересчитаны запасы угля на глубину 200 саженей (427 метров), которые составили 28 миллионов тонн. Кемеровский рудник был оформлен как самостоятельная территориальная единица, были определены его границы. Не располагая средствами для строительства более крупных шахт, Мамонтов ограничился штольневой выемкой угля с прибрежного участка.

На берегу Томи были заложены три штольни по пластам Волковскому, Владимировскому, Лутугинскому. Годовая добыча из штольневого горизонта не превышала 10 000 тонн угля. Основными потребителями кемеровского угля в то время были Томск, его окрестности, Томско-Обское пароходство. На рынках уголь продавали для топок кузниц, обогрева каминов.

Главной транспортной магистралью для вывоза угля оставалась Томь.

Развитие рудника сдерживал короткий период навигации (зимой добывали столько угля, какое могли отправить по весенней воде) и отсутствие железнодорожного выхода на Транссиб. Немаловажным сдерживающим фактором в те годы было отсутствие пневматической и электрической энергии. Все технологические операции производились вручную, отбитый уголь из забоя доставляли саночники.

Поэтому в 1909 году было добыто всего 93 000 пудов (1 488 тонн) угля, в 1911 году — 150 500 пудов (2 408 тонн), в 1913 году — 9 800 тонн.

Оценка богатства

В ноябре 1912 года Николай II утвердил Устав акционерного общества «Кузнецкие каменноугольные копи» — Копикуз с монопольным правом на эксплуатацию недр Кузбасса сроком на 60 лет. Его учредителями были тайный советник Владимир Трепов, брат петербургского градоначальника Дмитрия Трепова и начальник главного тюремного управления, действительный статский советник Степан Хрулев. Но подлинными хозяевами Копикуза были французские и бельгийские банкиры.

Директор-распорядитель «Копикуза» Иосиф Иосифович Федорович профессионально подошел к промышленному освоению угольных богатств арендованной территории. По его инициативе в Кузбасс был приглашен один из лучших геологов России, профессор Санкт-Петербургского горного института Леонид Иванович Лутугин, обучавший в свое время и самого Федоровича.

Вместе с Лутугиным на Кемеровский рудник прибыли его сподвижники и ученики.

Они проделали огромную работу по изучению Кузнецкого угольного бассейна, по-новому оценив его геологические запасы. Именно ими была подготовлена рекомендация по закладке первых шахт («Центральной» близ Щегловска и «Капитальной» в Кольчугине).

Копикуз добился снижения тарифов на перевозку кузнецкого угля и отстоял право снабжать им уральские заводы.

Стала расти добыча угля: 1913 год — 9 800 тонн; 1914 год — 42 400 тонн.

Первая мировая — стимул угледобычи

Военная обстановка Первой мировой войны стимулировала работу по проходке штолен Волковского, Кемеровского, Владимировского, Лутугинского пластов. Для доставки угля к Транссибу была построена железная дорога до Кольчугина с ответвлением от Топок до Щеглова. Работы на Кемеровском руднике особенно усилились с 1915 года, когда Копикуз получил от Главного артиллерийского управления двухмиллионный аванс на постройку коксовых батарей и коксохимического завода.

В 1915 году была заложена шахта «Центральная» производственной мощностью 333 000 тонн угля в год.

В 1917 году шахта «Центральная» была сдана в эксплуатацию. Она стала основной при разработке Кемеровского месторождения. Имела вертикальный ствол диаметром 4,8 метра в свету с бетонной крепью, стальными расстрелами, направляющими, лестничным отделением. Планировалось, что при глубине 75 саженей (160 метров) и ежегодной добычей не менее 320 000 тонн шахта просуществует 30 лет.

До 1917 года на Кемеровском руднике действовали лишь Волковская, Владимировская и Кемеровская штольни. И если добыча на руднике в 1916 году составляла около 74 000 тонн угля в год, то в 1917-м повысилась до 112 000 тонн. На шахтах работало 2 248 человек. Кроме того, на строительстве коксовых печей и химического завода работало еще 852 человека.

Для электрификации шахт Кемеровского рудника начали строить электростанцию на левом берегу Томи. В 1916 году были выполнены основные работы по строительству подвесной канатной дороги. Были устроены приемные станции у шахты «Центральная» и шахты №8. Однако эту дорогу рассматривали как временную, на смену ей должен был прийти железнодорожный мост через Томь.

Друг шахтера — лошадь

Говоря о становлении Кемеровского рудника нельзя не сказать о жизни и быте первых шахтеров.

Большинство подземных рабочих объединялись в артели по несколько десятков человек. Артель добывала уголь и доставляла его к шахтному стволу, крепила выработки. Добыча производилась при помощи кайла и обушка. Спецодежду рабочие приобретали за свой счет. Свечи и масло для лампочек «бог в помощь» покупали сами. Администрация выдавала только инструмент, удерживая его стоимость с шахтеров.

Артельщики, возглавлявшие артели, учитывали выработку, вели расчеты с конторой и выдавали заработную плату. Работы оплачивались с пуда добываемого угля.

Беспощадная эксплуатация, тяжелые условия труда и быта (жили или в землянках, или снимали у крестьян угол) способствовали росту классового сознания. Шахтеры с воодушевлением встретили весть о свержении царя. Беспощадная эксплуатация, тяжелые условия труда и быта (жили или в землянках, или снимали у крестьян угол) способствовали росту классового сознания. Шахтеры с воодушевлением встретили весть о свержении царя.

24 ноября 1917 года Совет рабочих и солдатских депутатов Кемеровского рудника взял власть в свои руки, распустив рудничную земскую управу.

Рабочие рудника требовали национализации предприятий, принадлежавших Копикузу, но она была отсрочена в связи с выступлениями белочехов и колчаковцев.

22 декабря 1919 года части 35-й дивизии 5-й Красной армии вошли в Щегловск. И только с 1920 года, по существу, началась новая жизнь кемеровских шахт. И в то же время еще долго паре шахтерских рук не приходили на помощь ни сжатый воздух, ни электроэнергия. И только одна лошадиная сила в буквальном смысле была единственным видом механизации на транспортировке угля и лесоматериалов.

Но именно в эти годы получил трудовую закалку славный отряд кемеровских шахтеров. История сохранила для нас их имена: Г.  Хайбдрахманов, братья Доронины, И. Врачар, Ф. Егоров, М. Сырчин, династия Чарухиных, В. Постников и др.

Кузбасская колония

Положение рудника изменилось с конца 1922 года (1 октября 1922 года), когда шахты вошли в состав Автономной индустриальной колонии «Кузбасс». Иностранцы внедряли культуру производства, начиная с оплаты труда, стали выдавать спецодежду. Шахта «Центральная» получила первую партию американских электрических ламп для освещения основных выработок. В марте 1924 года на коксохимическом заводе был получен первый кокс из углей шахты «Центральная»

Большой вклад внесла АИК «Кузбасс» в социальное развитие рудника, изменение его архитектурного облика, повышение образованности и культуры населения.

С 1930 года проводилась механизация добычи угля: внедрение врубовых машин, отбойных молотков.

Горняки шахты «Центральная» летом 1929 года выступили застрельщиками социалистического соревнования среди шахтеров Кузбасса, а осенью 1935 года явились зачинателями стахановского движения в бассейне.

За годы первых пятилеток Кемеровский рудник преобразился. Вошли в строй новые шахты: «Пионер», «Октябренок», «Северная», реконструировали шахту «Центральная».

В 1937 году для улучшения руководства предприятиями угольной промышленности в Кузбассе было создано несколько трестов.

На базе Кемеровского рудо­управления был образован трест «Кемеровоуголь».

В предвоенные годы на руднике действовало четыре шахты: «Центральная» (1917 год), «Пионер» (1931 год), «Северная» (1939 год) и «Южная» (1940 год).

Николай Маньшин,
директор фонда «Шахтерская память» имени В.П. Романова

Продолжение в седующем номере